Dec. 31st, 2012

svetlako: (устал)

В отсутствие готового святочного рассказа - вместо него заранее "напугаю" своих читателей рассказом стары и совсем неновогодним.

Всем всех благ и исполнения всех желаний в Новом году.



УЖЕЛЬ НЕ ТА - УЖЕЛЬ НЕ ТОТ…

(короткий роман в одиннадцати письмах, обрывках и записках).

Свечин Анд.

Письмо Первое.

Рука моя торопится сообщить тебе, дорогой друг мой Евгений, уже в первых строках самую главную новость, ради которой затеял я это письмо, но элементарные приличия, касающиеся наших государственных и взаимных обязанностей, заставляют меня начать с дел мирских и конкретных.

На приеме в честь тезоименитства губернатора Р. повстречал я того надворного советника (не буду называть его всуе), с которым у тебя были сношения по поводу возможного твоего перевода по служебной линии. Он выразил свою мысль так, что, например, будучи наслышан о твоих путешествиях, рад был бы предоставить тебе место товарища посланника при любом европейском дворе, но <…густо замарано…>. Гримаса, коей сопроводил он последние слова, заставляет меня усомниться в возможности дальнейших разговоров именно с ним о твоем производстве. Но, несмотря на то, что мне пришлось согласиться с его мнением о тебе и даже в силу обстоятельств весьма горячо, я не теряю надежды. Однако, мой совет: ты, мой дорогой друг, постарайся и со своей стороны не возбуждать повода к таковым злословиям, ибо они слишком чувствительно воздействуют на чины, от коих судьбы наши зависят.

С тем твоим последним долгом, срок которому по векселю истек вчера, можешь не волноваться. Мое дело о наследстве близится к успешному завершению, и я, вероятно, скоро смогу прикупить С-во, как мы с его хозяином почти уговорились с твоей неоценимой помощью. Так что когда станем соседями, тогда сочтемся по полной.

Удивлен я твоему столь долгому затворничеству и внезапной любови к деревенской жизни в тебе. Все дамы тут в М-ве говорят, что причиной тому - неразделенная страсть. Я, как могу, рассеиваю сию бессмыслицу, упирая на то, что все знают тебя уже столько лет, и сложно представить, что какое-либо сердечное приключение может затронуть такого Lovelace and Duellist. Тебя до сих пор почитают за постаревшего Child-Harold, хотя роман сей стал уже немоден, и молодежь даже не понимает о ком идет речь (имея в виду не тебя, а того Байрона).

Однако, ты, наверное, уже догадался, что самая интересная сплетня, какой я наконец готов с тобой поделиться, касается твоего деревенского прошлого, прости меня за двусмысленное сравнение.

Так вот, небезызвестная генеральша и княгиня Т.N. уже несколько недель находится в безмужнем положении де юре, а не только де факто. Сам генерал скончался будучи в Н.-Н. , где если ты знаешь, находился с длительной инспекцией по квартирмейстерским делам. Государь Император, кстати, почтил покойника добрыми словами, как и подобает лучшему из мирян.

Новоиспеченная вдовица ездила на похороны на родину князя N, вернулась и уже была видена в гостях у родни - моя сплетница-супруга сказала, что черное ей весьма к лицу, однако, старит. Зная по твоим словам в наших деревенских tete-a-tete за бутылочкой доброго клико, что эта Т.N. когда-то была удостоена твоего внимания, могу сказать, что свобода может женщину и не красит, но всегда делает доступнее. Выжди богоположенные сороковины и приезжай в М-ву. А тут желаю тебе с Божьей помощью присовокупить к своим победам еще одну, которой крепость когда-то осталась для тебя неприступной. Между прочим, состояние старика было весьма неплохим и, учитывая твое сегодняшнее положение, тебе не мешает задуматься и об этом.

За сим остаюсь,

Твой давний и хороший знакомый

Коллежский советник, граф В-в

Писано в М-ве 18… года … месяца … числа

PS Захвати, мой друг, в Москву, в счет долга - щенков нового помета от Удалого и той пегой английской суки, что твои люди так удачно разводят. Я тут в М-ве наобещал всем, так что ты бери скольких можешь себе позволить.

В.

*****************************************************************

Письмо Второе

Старая перечница!!!

Да-да-да, Володимире-князе, именно так я тебя называть желаю! Думаю, что прочитав нижеизложенное, у тебя совести не достанет обидеться на такое поименование. У меня на языке и похлеще слова вертятся, но ими я тебя при встрече обзову, которая, как мне кажется, не за горами.

Как же мог я узнать, что моя Татьяна скоропостижно овдовела, не от тебя - лучшего друга, а от этого напыщенного идиота - графа В-ва!!! Ты знаешь всё о моих чувствах к жизни и к ней в последние годы - и молчишь, а тому молодому прощелыге я один раз буркнул спьяну полслова - он всё на ус намотал и к шапошному разбору горячую новость на хвосте притащил!

Посему пиши немедля все подробности. Пошли сестру к ней - твоя Катерина ведь с генералом троюродная вода на киселе - ей прилично будет. Между делом пообещай ей, сестре то есть, кружева - есть у меня великолепные от моих деревенских умниц-рукодельниц. Лучше французских, ей Богу! А то знаю я Катину медлительность. Пардон, Катрин, конечно. Опять удостоюсь «русского медведя» от нее.

Нет, ты был совершенно прав, когда говорил, что иногда посещать губернские посиделки нужно. Иначе я могу узнать о смене царствующей династии - да продлится она в веках - на третьем ее новом колене. Но разве я мог ожидать, что всё случится так внезапно. Впрочем, смерть всегда внезапна… Князь-генерал едва ли был хорошим человеком в моем понимании, но упокоится душа его с миром. Татьяну я ему давно простил. Дуэли, интриги, адюльтеры - какая глупость…

Впрочем, едва могу писать, в голове - смятенье, смешенье и полный кавардак.

Займи для меня сотни три, под любые проценты. Я опасаюсь за свои дела с этим В-вым. Посуди сам: пока жив был N. - он и словом не заикался со мной о Тане. Видно, с молоком матери чувство чинопочитания впитал. Дескать, непозволительно обсуждать супругу старшего в табели о рангах. Но теперь - иное дело! Язык графа развязен и развязан, его болтовня может повредить ей. А я ему еще и должен немеряно - при его меркантильности это лишний повод для злости! Ладно, заткну ему рот чем попало, но и ты посодействуй. Как этот болван смел написать мне такое в письме о ней! Если бы не был ему должен, точно одарил бы вместо письменного ответа - пулей в ляжку! Займи-ка ты, пожалуй, не триста, а шестьсот. Чорт знает, как отдам, но лучше кому угодно, чем ему!

Господи! Если бы она ответила хоть на одно из последних писем! Я бы знал к чему быть готовым. Полная неопределенность. Та же она в душе или <…нрзб…>? Какой чудак назвал наше светское общество - светом? Тьма - вселенская тьма и красные глаза во тьме.

Нет, она не могла <…зачеркнуто до нрзб…>! С каждым месяцем здесь, в деревне, я понимаю ее глубже и тоньше. В нашей русской, российской душе есть что-то женское, а я становлюсь русским человеком. Ты снова скажешь, что это доморощенная философия, но даже такая философия иногда говорит правду. И даже в моем исполнении.

Представяешь до чего я дошел!? Свои заметки об охотничьих свойствах борзых в последовательных поколениях, над которыми ты так посмеивался, и которым я уделял столько внимания - я сегодня запечатал в конверт под сургуч и отложил в самый глубокий ящик стола. Не думаю, что это в ближайшее время будет занимать мой ум. Но не надейся, что я не вернусь к этой «ерунде»! Все указания псарям у меня расписаны в подробностях чуть не на год вперед, так что я могу уезжать куда угодно в любой момент, не беспокоясь за моих Удалых и Догоняев – и их считанное потомство!

Жду от тебя известий и  выеду  немедленно по получении оных.

Евгений.

*********************************

Письмо Третье.

Здравствуй, сестрица Оленька!

Спасибо тебе за сочувствие и поддержку. Племянники приезжали на похороны и вели себя наилучшим образом. Твой полковник делает из мальчишек настоящих воинов. Но и твоя душевность и милая простота, которой они тоже отмечены - так приятна, особенно для близких.

Не хочется сразу о делах, но приходится. Нет ли у тебя тут в Москве хорошего поверенного? Те, которых порекомендовали сослуживцы мужа - вьются вокруг меня, как мухи возле варенья, но больше «едят», чем делают. Я хочу закончить всё, как можно быстрее, и перебраться в столицу. Теперь любые воспоминания о моей жизни здесь, в белокаменной, доставляют мне неудовольствие.

Ты прекрасно знаешь, что я никогда не любила мужа и не стыдилась этого. Но сейчас мне стыдно за свои мысли, и ты, наверное, единственная, кому я могу сказать об этом. Я не могла предположить, что не пройдет и двух месяцев со смерти князя, а я начну так страстно думать о новом замужестве. Не о любви, заметь, а о замужестве! Видно, я слишком устала от своей прошлой семейной жизни, что теперь романтические любови, которые мне грезились в нашей деревенской юности, не имеют для меня никакого значения. Оленька, я глупо завидую тебе и мечтаю о ребенке! И не об одном! А для этого нужен муж - пусть не герой и не красавец, но молодой и главное - надёжный. К несчастью, молодость не такая уж rarete вокруг, но моё сердце молчит, как будто оно замолчало навсегда. И пусть.

Наш управляющий по моей просьбе сообщал мне с год назад о делах в соседних поместьях. Догадываешься, в каком из них они шли хуже всего? Зато его хозяин прослыл вокруг любителем лягавых и борзых - только-то и проку оказалось от его учености и возвышенной натуры! А если бы у него была семья? Какие вообще у него есть достоинства, которыми обладает, например, твой муж? Офицер, защитник отечества, отец, семьянин… А этот? Я не верю ему и никогда не верила, что бы он мне ни…

Я собираюсь написать нашей двоюродной тетке в С-Петербург, чтобы она потихоньку подумала о новой партии для меня. Ты знаешь, как старые tante любят устраивать дела молодых племянниц. Особенно, если это богатая молодая вдовушка.

Как глупо! Все мои дела будут устраивать не небеса, а стряпчие и тетушки. И при чем тут судьба, о которой мы гадали с тобою? При чем тут сапожок за порог и всякое прочее (помнишь наши scandaleux крещенские шутки в бане?)

Не зову тебя в гости, но надеюсь сама добраться до вас при первой возможности. Пожелай мне удачи в делах моих. Хотелось бы и пожеланий любви - но, видимо, это не для меня, поэтому не трать слов напрасно.

Твоя сестра Т.

*********************************

Письмо Четвертое

<Писано на языке, весьма напоминающем французский, и дается в переводе, поскольку сие эпистолярное изложение на лавры "Войны и мира" не претендует, а познания потенциальных читателей в иностранных языках с времен А.С. или Л.Н. весьма изменились. Вместе с тем попытки сохранить стиль к переводу были приложены.>

Ты не представляешь себе, что тут творится, Кисанька Моя Разлюбезненькая!

Во-первых, бал у К-щ-х отложили на месяц! Ужасно! Стоило заказывать тот салатовый атлас из Парижа, чтобы через две недели все местные дурочки накупили его прямо на Кузнецком Мосту и нашили себе своих дурацких платьев! А именно так и будет! Решено окончательно и на всю жизнь - я на балы больше не езжу!

Во-вторых, у этой ломаки и провинциалки Т.N. умер муж. Видела бы ты ее лицо. Лицемерка! За все сорок дней показалась на людях только раза два и то под темной вуалью - наверное, чтобы скрыть предовольнейшую улыбку. Что еще ожидать от таких людей!

В-третьих, мне доподлинно известно, и сообщил мне об этом под страшным секретом граф В-в - сюда прибыл давний ее любовник. Ты слышала об этом О., который несколько лет тому уехал в деревню и самолично крутит там хвосты своим сучкам. Весь провонял псиной! Ему уже два раза под благовидными предлогами отказали в аудиенции у Т.N., но он не собирается успокаиваться. Мне рассказывала моя белошвейка, которая знакома с девицей из дома Т.N. Завтра же О. обязательно заявится на бал к Л-ту, где Т.N. должна быть, потому что ее покойный муж состоял в наилучших отношениях с Л-том. Я уже достала приглашение туда через В-ва - он такой шалун и очень сведущ! Рекомендую тебе его как оч.пол.ч-ка.

Я надену розовое платье с буффоном, которого картинку я тебе посылала в прошлом месяце. Сейчас все носят розовое и шторы у Л-та тоже розовые. Как только они соберутся уединиться, спрячусь в занавесях. Эта тихоня Т.N., наверно, покажет себя во всей красе! Какая наглость! Крутить шашни прямо перед глазами друга покойника.

Всенепременнейше опишу тебе послезавтра всё в подробностях.

Жду от тебя тоже последних рассказов о жизни в Варшаве. Я пересказываю их тут и имею шумный успех. Ваши нравы еще хуже наших.

Приветы всем моим ухажерам. Можешь поцеловать тех из них, кто тебе нравится, но не более.

Остаюсь вечно твоя Софи

*********************************

Письмо Пятое

<Адресат и отправитель не указаны >

Я не буду писать тебе о любви. Я не могу забыть ни одного дня из прошедшей недели и поэтому я должна забыть их. Любовь - это чувство. Чувства приходят и уходят. Мы умеем справляться с ними. Ты умел. Я умела. Раньше. Мы сможем снова.

Ты не можешь быть мужем - ты слишком любовник для этого! Твои долги, собаки и сумасбродства - разве такого отца я бы хотела своим детям? Мы должны думать о детях, а не о наших радостях и счастьях!

Я уезжаю. Не ищи куда. Не пытайся следовать за мной. Я прокляну тебя навеки и тут же, если встречу сейчас. Мы должны стать снова такими, какими были еще полгода назад, когда ничего еще не случилось. То, что случилось - это богопротивно. Это неправильно. Это было наваждение! Этого не было! Я не буду любить тебя, потому что не хочу любить тебя. Я властна над собой снова!

Чтобы у тебя не было сомнений, знай открыто - я уезжаю, чтобы как можно скорее выйти замуж. Прощай!

*********************************

Письмо Шестое

Здравствуй, европейский путешественник!

Не прими за жалобу, что оказавшись доверенным лицом в твоих поисках, твой покорный слуга т.н. Володимире-князе или, если угодно, «старая перечница», попал в затруднительное положение. Моё участие в весёлых похождениях нашей молодости, к счастью, забылось, но теперь мои прямые расспросы о предмете нашего интереса стали неожиданно вызывать ненужные воспоминания. Nobless oblige, ведь я теперь женат и слишком усердно спрашивать об обстоятельствах вдовой дамы, вокруг которой было недавно столько пересудов - это давать самую питательную почву для таких воспоминаний и даже потенциального вреда для, как ты пишешь курсивом, неё. Но ты меня знаешь - я человек находчивый и догадался просить помощи у Катрин. Простейшая мысль, а я до нее додумывался почти месяц. Сестра якобы ненавидит слухи, но согласись, что молодая княжна из света, не знающая сплетен – нонсенс. Конечно-конечно, Т.N. - не в счет!

По тому, что скопила Катрин из жужжания ее подружек, всё подтверждается.

Повторю всю историю для того, чтобы быть логичным; ведь любое расследование - это прежде всего логика. Т.N. действительно затеяла неожиданные срочные поиски нового мужа с помощью своей родственницы. Это вызвало крайнее замешательство и пересуды, поскольку было неприлично с точки зрения траурных сроков. Впрочем, красота, молодость и особенно состояние вдовы, не дали развиться недоумению до степени болезненной. Но потом внезапно всё прекратилось. Богатая невеста в неделю собралась и уехала, никому ничего не объяснив. Говорят, что её тётушка была крайне оскорблена таким развитием событий (впрочем, другие намекают, что тётушка этим, наоборот, наводит тень на плетень). In any case, неудачливые претенденты, даже те, которым она оказывала подобие знаков внимания, остались в полном недоумении и вообще в двусмысленном положении.

Получается из моего investigation, что Т.N. дважды меньше, чем за два месяца, убегала от чего-то. Ты упрямо пишешь, что причины ее отъездов из Москвы и С.-Петербурга не могут быть одинаковы. Однако, подумай ещё раз о схожести поведения ея! Нет ли тут связи? Мне кажется, что в подобном нужно искать подобное.

Вот, однако, самые (!) новенькие сплетни. Ты не одинок в своих поисках. Обиженный на неё молодой К-й - а она пыталась поймать в свои сети и птиц столь высокого полета - также предпринял свои поиски. Цели его, видимо, далеки от благородных, но на людях он их не обнародовал, поэтому не доставай свои дуэльные пистолеты. Его люди оказались более сведущи в сборе слов, сказанных краем рта, и они выяснили, что Т.N. перед отъездом наводила справки о неких горных лечебных пансионах в Швейцарии, причем условием ставились абсолютная уединенность, а также целебность окружающих мест. Кстати, упоминалось и условие: "Никаких русских поблизости". Сия информация получена моей сестрицей от сестриц К-го. NB Ох, надеюсь, что сама Катрин держит язык за зубами, когда речь идет обо мне, жене или тебе.

Так что, присовокупляя твои знания с новыми, мы получаем "дважды-два-четыре". Ты ходишь где-то вокруг. Австрия, Швейцария, может быть Италия. Однако, если она требовала уединенности и не хотела видеть соотечественников - едва ли ты найдешь ее с помощью расспросов и справок. Она, скорее всего, находится там инкогнито и единственный шанс обнаружить ее - столкнуться с ней лицом к лицу случайно. Считая число пансионов и курортов в горах в Европе за тысячи, осмелюсь признать твою задачу невыполнимой.

Было еще одно обстоятельство, меня встревожившее. Я специально переспросил Катрин о "лечебном" пансионе, и она уверила меня, что перепутать не могла. Девицы на выданье К-ые о пансионах и прочих европах размышляют только в развлекательном или веселом духе, поэтому сами они слово "лечебный" придумать едва ли могли. Не заболела ли Т.N., забеспокоился я и, как догадываешься, отправился к лекарю, который врачует всё семейство многоупомянутой тётушки Т.N. Этот немец весьма известен тут, живет зажиточно и из-за этого своим местом дорожит. Посему оказался он неприступен, и ничего толком мне не сказал, как я ни сманивал его деньгами и прочиим. Единственное, чего я добился: заставил его дважды поклясться. Сначала на Библии, потом на толстенной медицинской книжище - в том, что Т., когда уезжала, была, по его мнению, здорова.

Тогда, видимо, выбор лечебных мест связан с тем, что она ожидала там к себе кого-то, кому этот здоровый воздух и уединение будут полезны и необходимы. Я предлагаю тебе подумать над этим. Кто бы это мог быть? И я со своей стороны подумаю, от чего явно толку будет больше, потому что ты, судя по твоим письмам, больше носишься поперек европейских границ и надеешься на судьбу, чем думаешь и размышляешь. Если бы ты последовал за нею немедленно, а не устраивал многонедельные загулы в Москве! Почему я тебя не образумил хоть силою? И жена пожалела тебя - пусть, мол, отгуляет свои страсти! Но, что сделано - не воротишь.

Кн.Вл.Н.

PS Сестра моя и жена передают тебе приветы и желают нам всяческих успехов в наших разысканиях. Забываю опять сказать, что сестра Т.N. остаётся нема, как рыба, и ни строчки от нее я не получил. Судя по всему и ты тоже. В.

*********************************

Письмо Седьмое <неотправленное>

Оленька! Сестрица моя! Кровиночка моя!

Что мне делать? Что мне делать! Что мне делать… Наверное, я решусь - так будет лучше для него! А иначе  - погубить себя! И, значит, его погубить! Женщин у нас не прощают… От всех этих мыслей горячка моя <дальнейшая часть письма утрачена>

*********************************

Письмо Восьмое

ЗДРАСТУЙ ЛЮБИМОЙ МОЙ

НЕ ПРИДУ КАК ЖАЛЬ МНЕ У НАС ТАКИЕ НОВЫЕСТИ ПРИНЕСЛИ ПАДКИДЫША БАРИНУ С ЗАПИСКАЮ А ЧЕЙ НИКТО НЕ ПОЙМЕТ ЧУДНОЙ БАРИН АНО СКАЗАЛ ЧТО ГРЕШЕН БЫВАЛ А ЧЕЙ ДИТЯТКО НЕВЕДАМО КАК БУДУ СНОВА С ПЛЕМЯШОМ ПРИШЛУ ТОЛКО МАМАША ЕВОЙНАЯ НЕ З НАШИХ ТОМУ ШО КРАСИВЫ ЛЮЛЬКА И СПОДНИЕ И ЗАПИСКАЯ НЕ ПО НАШЕМУ ПОПОВНА ВИДЕЛА ВСЁ КАЗАЛА ВСЕ ГРЕШНЫ ОХ ГОСПОДИ И МЫ С ТОБОЮ ГРЕШНЫ А ЛЮБЛЮ ТЕБЯ ЖАЛЬ БАРИНА А МАЛЬЧОНКЕ СВЕЗЛО

ТВОЯ АКСИНЬЯ

*********************************

Письмо Девятое

Володимире-друже, жонка его славная, а также великомудрая Катрин!

Радости у меня невпроворот!

Мой мальчишка такой худой, но длинный, бойкий и развитой, что мамки-няньки все в догадках, сколько же ему месяцев от роду. Одна говорит года нет, другая кричит, что полтора не меньше, а то и больше. Ну и я, конечно, как был в затруднении, так и остался. Вы знаете: я в монахи никогда не готовился. А уж загул мой последний, перед отъездом в Европу… Свят-свят-свят!

Однако, выяснять-размышлять чей-да-кто - я не буду, потому что незачем. Я уже всё решил. Не получается с семьёй, сами знаете почему - зато теперь сын будет! Принимаю его! Судьба, значит, нам с ним такая! Пусть хоть кто слово скажет! У моего отца до старости глаз был точен и пистолеты смазаны - у меня так же будет!

Числится мальчишка Владимиром по записке его неизвестной матери, так что ты, князь, у него будешь тезкой, и я надеюсь на тебя часть обязанностей по заботе о нем в будущем по-дружески возложить.

Кстати, денежные дела мои совсем выправились: с последней продажи щенков я хорошо подзаработал. Было их аж двадцать два и все, как на подбор. Десять взял …ский посланник и страшно нахваливал Надайку - помнишь чубаро-пегую с приплюснутой головой. А двух - представляешь! - сам Г-н и сказал, что по крайней мере на вид мои не хуже его! Но самое главное - Сокол! Ай, Сокол-соколёнок! Его купил один малороссийский нувориш за - подпрыгните на диване! - полторы тысячи! Чудны дела твои Господи!

Но ведь и я, когда по Альпам, как козел, скакал, не только о благоглупостях думал. На той неделе прислали мне кобеля и двух сук, что я сторговал, будучи в Баварии.  Очень интересная может получиться помесь с потомками моего Принца.

Теперь о делах крупных и неподъемных. Думаю я заложить кое-что и с Божьей помощью прикупить соседнее С-во. А то ведь достанется оно этому В-ву!  Не допусти Господь такого в соседи! Тебя о помощи в этот раз не прошу - сам выкарабкаюсь. И не предлагай, а то возьму - и стыдно не будет, потому что свои все в обороте. Отдал бы шесть тысяч уже к ноябрю.

Катрин! Подумай еще раз над моим предложением о "французском" рукоделье. Деньги считаные и неплохие. Моя контрагента в Москве за добавками в очередь стоит, а я не даю. Сам-Петербурх и тебя в виду имею. Пара-тройка сотен дохода в месяц на твоей дороге не валяется? Брата не слушай – он в делах не понимает ничего, по своей знатности и наследственному счастью. Меня слушай, ненаглядная Катерина! Я, по своему, по-медвежьи, расспрашивал и теперь знаю точно: магазины на Невском в цене упали, но через полгода снова в рост пойдут. Пусть твой управляющий, не мешкая, выберет подходящий, наймет какую-нибудь Марлен, напишет та поперек "Кружева как из Нормандии" - и будут мои белошвейки с твоей помощью петербуржских красоток одевать! Я бы и сам всё это затеял, но тут столичный глазок нужен. Постоянный и умненький, как у тебя.

Поторопись с ответом, а то кому другой предложу! Мне деньги теперь ой как нужны - у меня наследник растет! Вот такой я стал  - не просто медведь, а жадный медведище! Проценты не сброшу, остаются как предложены были с самого начала.

Владимир! Снова тебе. Есть у меня к тебе просьба странная. Достань мне французский научный журнал со статьей некоего Огюстена Сажре от 1825 года, кажется. Он писал что-то про наследуемые признаки, а мне в моих экзерсисах на псарне начали мерещиться какие-то закономерности. Ты терпеть не любишь мои ученые слова - вот тебе, перечнице, еще парочка новых. Теперь в переводе «по-русски». Пропорции и комбинации.

Ваш Евгений.

*********************************

Письмо Десятое

<…приводится только в части его…>

…Приходится уведомить тебя, любезный К-н К-ч, что мои планы на ближайшее время несколько изменились. Покупка мною С-ва совершенно расстроилась, какие усилия бы я ни прилагал. Человек, коего я почитал увязанным полностью долгами и который должен был стать моим союзником и посредником в этом деле, вдруг чудесным образом оказался развязанным в финансах и, более того, моим соперником. С-во, видимо, перейдет к Е.О. Однако, даже не это обстоятельство меня наиболее сильно занимает и даже не его подкидыш, которого Е.О. держит совершеннейшим образом за наследника и о матери которого никаких известий мне добыть не удалось. При его образе жизни я не удивлюсь, если бастард окажется от какой-нибудь цыганки или чухонки.

Самое занимательное, что, представь себе, тут объявилась та самая Т.N.! У нее тоже здесь по соседству родительское имение, и половина его принадлежит ей. Вторая половина отошла её сестре, которая замужем за каким-то уланским полковником и таскается за ним по южным губерниям. Имение небогатое, содержится исправно, но, к несчастью, тоже не продается.

Так вот эта Т.N., не заезжая, как я понял, ни в одну из столиц, из неизвестных мест, где она пропадала почти два года, прибыла прямо сюда. Никаких визитов не делала и с соседями повела себя донельзя холодно, зато оказалась опять и тут же при своем со времен постыдного девичества любовнике, а именно моем теперешнем по имущественному спору враге. Отношения их полностью на виду и не скрыты от посторонних, причем она ведет себя беспардонно и проводит больше времени в его доме, чем в своем. Я не ханжа, но такое даже меня покоробило. Бог им судья. Какое падение нравов! Выглядит она в последней степени ужасно, как по прическе и фасону платьев, так и по нездоровому виду, но я скажу немного неприлично, что поделом Бог шельму метит.

За сим остаюсь,

Твой давний и хороший знакомый

Статский советник граф В-в

Писано в П-ой губернии

18… года … месяца … числа

*********************************

Письмо Одиннадцатое

Ваше Сиятельство князь Владимир с княгиней, а больше всех княжна Катя-Катенька-умница!

Ждем-ждем-ждем Вас, друзья наши, к нам в гости поскорее и не просто так, а по поводу, потому что с радостью напоминаем Вам, что мы на Покров обвенчались-таки, как ни противились этому plusquamperfectum сначала жених, а потом невеста. Таня очень быстро идет на поправку, и лекарь уже не находит совершенно никакой опасности в ее состоянии. Писать много не хотим - лучше вдоволь наговоримся при встрече.

Евгений и Татьяна Онегины <...клякса.. > и наш маленький Владимир палец приложил.

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6 78 9101112
13 14 15 16171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:41 am
Powered by Dreamwidth Studios