svetlako: (ангел)
В праздники насмотрелся рекламы. Смешные они...

Например.

На экране что-то сосредоточенно пачкают и поют песню на иностранном языке: 

"Anything you can do I can do bette
I can do anything better than you..."

Нашим рекламомейкерам невдомёк, что звуковые сопровождения, заложенные в ЮэСэЙ в исходный клип, должны вызывать у людей вполне определенные ассоциации. Потому что эта мелодия для среднего американца - примерно тоже самое что для нас ... что-то из фильма "Девчата"

Мюзикл "Annie Get Your Gun" до сих по завсегдатай на ОЧЕНЬ разборчивом Бродвее!

Вот другая песня из его первой киноверсии. Название что-то вроде ... "Мужика пушкой не возьмешь!"



Желающие сходят на трубу и послушают другие песни из этого "олд муви". Очень неплохие. И та, что из рекламы тоже (http://www.youtube.com/watch?v=bmoKhFJRUOk). (NB Сходите - не пожалеете!)

А вообще-то мы очень похожи!

Не зря мы никогда официально не воевали! Рылли-really!

ЧуднО? Weird? Мы очень похожи! Не зря мы ни разу официально не воевали!

Желающим рекомендую другие песни из этого мюзикла, прежде всего ту, из рекламы (Anything you can do)
svetlako: (Default)

Чтобы изначально почувствовать - и потом согласиться или оспорить этот пост нужно обладать зачатками музыкального слуха и зачатками поэтического восприятия окружающей среды. Не уходите! У вас всё это есть! Послушайте, пожалуйста, три прекрасных музыкальных произведения:

    

    

   

   

   
   

Истории появления на свет первой из прослушанных песен «Нiч яка мiсячна» посвятил великолепную работу Валентин Антонов (http://www.vilavi.ru/pes/nich/nich1.shtml) – обязательно прочтите это исследование! Оно очень длинное – но оно того стоит! Впрочем, это можно сделать потом, а пока я коротко перескажу её историю здесь: первый вариант слов, скорее всего между 1870 и 1883 г.г., написал Михаил Петрович Старицкий, малороссийский драматург и поэт; первым на музыку их положил его друг Николай Витальевич Лысенко - для серенады Левко в опере «Утопленница»; следов народной малороссийской песни, на которую опирались бы композитор и поэт – пока не обнаружено; слова песни по мере распространения менялись незначительно, а вот мелодия – менялась сильно, и в первых вариантах она никак не напоминала сегодняшнюю, которую, наверное, знают все.

Несколько раз в статье Валентина Антонова упоминается и вторая из услышанных вами песен «Что затуманилась, зоренька ясная». Я думаю, вы тоже заметили то, что сближает её с «Нiч яка мiсячна»: полностью совпадающий стихотворный размер, сходный музыкальный строй и образ «зореньки ясной» в первой, запевной строке. Никаких опрометчивых выводов из этого сходства никто пока не делает. Впрочем, на youtube вы можете найти вариант, который просто связывает их воедино. «Зоренька», напетая на мелодию «Нiч» певцом Владимиром Невойтом...

Третья гитарная мелодия, называемая в ролике с youtube «Испанский романс» и полностью совпадающая по «запевной» музыкальной строке с «Нiч яка мiсячна», тоже упоминается в статье Антонова, но опять никаких выводов об их взаимосвязи там не делается, тут скорее всего - за недостатком информации.

Попробую рассказать о последних двух произведениях чуть подробнее.



Стихи для романса «Что затуманилась, зоренька ясная» были впервые опубликованы в 1831 году. Написал их Александр Фомич Вельтман, потомок обрусевших дворян-шведов. Человек в поэтическом мире не последний! С Пушкиным Александр Фомич был если не на дружеской ноге, то действительно близко знаком и Александр Сергеевич о нем отзывался неплохо, признавая в нем «настоящий талант». Писатель Вельтман действительно был очень своеобразный и без иронии русский патриот. Очень увлекался фольклором, с которым столкнулся в Бессарабии, где долго служил по военно-топографической части - с 1818 г. до 1830 г. Именно на эти годы приходится работа Вельтмана над повестью в стихах «Муромские леса», в которой разбойники во главе с атаманом исполняют песню о ясной зореньке. Повесть была издана сразу после выхода Вельтмана в отставку – в 1831-м году, а уже через три года оказалась на сцене Большого театра. Песня оказалась еще более популярной - известны как минимум семь (!) фамилий людей, положивших её на ноты: И.Иогель, А.Варламов, А.Алябьев, Д.Кашин, В.Осипов, П.Тихменёв, В.Алоиз. Причем первые варианты мелодий появились на свет почти сразу же с опубликованием слов, еще до превращения повести в либретто – в 1932 году.

Нет, ни один из обнаруженных мною вариантов от русских композиторов не совпадает с нынешним вариантом мелодии «Нiч яка мiсячна», но сам факт того, что ею занимались в том числе музыканты, оставившие после себя одни из лучших русских песенных произведений (например, «Соловей» Алябьева или «Вдоль по улице метелица метёт» Варламова) говорит о многом. По крайней мере, о том, что стихотворение, во-первых, понравилось, во-вторых, что оно легко ложилось на музыку. Романс сохранился до наших дней, хотя с годами песня меняла не только мелодию, но отдельные куплеты, отдельные слова и даже названия: «Что отуманилась, зоренька ясная», «Что затуманилась», «Песня атамана», «Песнь разбойников».

Я попытался поискать её потенциальные украинские прототипы в сборниках знаменитого Максимовича, который в это же время жил в Москве, работал в библиотеке московского университета и входил в тот же круг общения, что превращал «Зореньку» из стихов в песню. Алябьев записал ноты для 25 песен из сборника Максимовича 1834-го года и постоянно писал музыку для московских императорских театров, где Варламов был тогда капельмейстером, Иогель – танцмейстером, а Кашин, хоть и не был напрямую связан с теаром, но преподавал музыку в московском университете рядом с Максимовичем. Так вот ничего похожего по стихотворному размеру в сборниках Максимовича, лучших тогдашних сборниках малороссийской народной поэзии, не нашлось…

Но, согласитесь – построение стихотворения всё-таки явно связано с народной песенной традицией!? 

Что затуманилась, зоренька ясная,
Пала на землю росой…

 Существовала ли мелодия, которая «играла в голове» Вельтмана, когда он сочинял эти стихи, какой музыкальный фон окружал его тогда? Удивительно, но об этом сохранились весьма надёжные свидетельства.

 Но сначала мы поговорим об «испанской»  гитарной мелодии, которая так напоминает «Нiч яка мiсячна» и которая также легко ложится на слова Вельтмана, как на слова Старицкого.

       Мелодия, о которой идет речь, сейчас исполняется, как и романс о зореньке - под разными названиями. «Romance Anónimo», «Spanish Romance», «Jeux interdits», «Gomez Romance», «Romance Rubira», «Melodia de Sor». Первые два названия - от тех, кто считает его произведением неизвестного испанского автора-анонима. Третье, «Запретные танцы», дано по одноименному оскароносному фильму 1952-го года, с которым связано триумфальное возвращение мелодии в масскультуру. Четвертое принадлежит гитаристу Гомесу, который чуть ранее, в 1939-41 году, аранжировал эту мелодию для другого, менее известного фильма «Кровь и песок» и подготовил её триумф в 50-х. Пятое приписывает её происхождение концу 19-го века и испанскому композитору Рубира, но нас интересует шестое, из манускрипта с рукописными нотами, внизу которого написано «Melodia de Sor» – в котором фигурирует некто Сор. Большинству людей эта фамилия ничего не говорит, но для гитаристов с музыкальным образованием Фернандо Сор  - знаменитейший композитор-гитарист 19 века, по сути один из создателей современного классического стиля игры на гитаре, чьи этюды и пассажи до сих пор прорабатывают почти все, кто серьезно учится играть на этом прекрасном инструменте.

       Его биография достойна отдельного повествования, но я остановлюсь на единственном важном для нас эпизоде – покинув свою родину, испанскую Каталонию, по политическим мотивам, в 1824 году Фернандо Сор вместе со своей молодой женой, французской танцовщицей Фелицей Гюллень-Сор приезжает в Москву, где живет до 1826-27 г.г., после чего возвращается в Европу. Когда я впервые узнал о поездке Фернандо Сора в Москву - о том, что он писал балеты для тех же московских театров, где ставились потом «Муромские леса», о том, что он играл на гитаре на званых московских вечерах, где играли музыканты, писавшие  музыку для «Зореньки», о том, что жена Фернандо стала ведущим женским балетмейстером Большого театра, а потом и одной из основоположниц русской балетной школы – мне показалось, что пасьянс из мелодий и людей сошелся.  Но не всё так просто в этой почти детективной истории…

 Дело в том, что ничего не известно об очных контактах Сора с Вельтманом. Даже потенциальных контактах. Пока гитарист-каталонец в 24-27 г.г. покорял Москву своим музыкальным талантом, автор слов «Зореньки» находился очень далеко от старой столицы - на военной службе на юге России. Да, считается, что «Муромские леса» Вельтман написал в середине 20-х годов. В 30-м, перед отставкой, повесть была уже написана, а с апреля 1828 года по июнь 1929 года Вельтман был не просто на службе – он  в действующей армии, на войне с Турцией, где не до пьес и драм… Зато в 1820-22-м «Муромские леса»точно еще не написаны, а Александр Фомич живет в Кишиневе, где он не просто местный бессарабский бумагомарака из офицеров. Он друг Пушкина! В момент, когда Вельтман пытается и небезуспешно начать печататься и начать писать что-то «серьезное» - он оказывается рядом с признанным светочем тогдашней русской поэзии! Несомненно, по всем мемуарам и письмам, что такое знакомство сильно повлияло на литературные пристрастия и замыслы Вельтмана. Вот, например, увлечение местным фольклором – точь-в-точь как у Александр Сергеевича! Не будем вдаваться в подробности их человеческой дружбы – поищем что-нибудь мызыкально-песенное в их взаимоотношениях. Да вот же оно – на поверхности! Именно Вельтман помогает Пушкину, не знакомому с нотной грамотой, записать мелодию, ставшую потом знаменитой песней Земфиры из «Цыган» – «Жги меня, режь меня». По-цыгански, в прямой транслитерации она была записана в своих мемуарах другим человеком, близким к Пушкину и Вельтману В.П.Горчаковым: «Ардема, фриджема» (перевод «Жги меня, жарь меня»). Её же Пушкин упоминает в своих письмах в Москву… В московском архиве Вельтмана по свидетельству пушкинистки Двойченко-Марковой хранятся и другие записи молдавского музыкального фольклора тех лет. Липранди, еще один кишиневский друг Пушкина, свидетельствует о напевах валашских песен: «Несомненно, что Вельтман и Горчаков не забыли этих звуков». Он прав! Вельтман в других своих произведениях, написанных в той же середине 20-х, впоминает об еще одной молдавской песне (т.н.«песне Тудора») - о той самой, которую записывает в своих кишиневских бумагах Александр Сергеевич. А вот и еще одна транскрипция еще одной цыганской молдавской песни из воспоминаний Горчакова, которая тоже поразила Пушкина: «Тююбеска питимасура». В уточненном виде по-молдавски это звучит «Те юбеск песте масура», на латинице «Te iubesc peste masura», а в переводе «Я люблю тебя безмерно». К сожалению, ноты этой песни я не нашел… Но, это первый кандидат на ту мелодию, которая «звучала в голове» Вельтмана, когда он писал «Зореньку» - обратите внимание на построение фразы! Другие кандидаты могут оказаться в нотных фольклорных записях самого Вельтмана или в записях Липранди, который хоть и не записывал для Пушкина нот, но записал для него и для себя много транскрипций цыганских и молдавских песен…  А может быть она найдется в записях других собирателей молдавского, валашского или цыганского фольклора того времени – ведь песня была в то время крайне «популярна» и у всех на слуху! В любом случае музыкальный фон для творца «Муромских лесов» был совсем не муромский. Он был молдавский. Он был цыганский. Там нужно искать истоки стихотворного построения «Зореньки», которое однозначно требует соответствующего построения музыкального.

         Увы, даже если искомая музыкальная фраза найдется в Молдавии - остается непонятным, как эта мелодия - ЕСЛИ она в исходном виде напоминала «Melodia de Sor» и соответственно «Нiч яка мiсячна»! - оказалась услышанной и записанной Фернандо Сором… Конечно, существуют проверяемые варианты – например, Вельтман приезжал в отпуск в Москву в 1824-26 г.г. и там поделился этой мелодией с кем-то, кто передал её Сору. Но, по тем сведениям, которые я нашел – Александр Фомич в это время в Москву не приезжал. Более того, Вельтман еще не был тогда никем… Всего лишь подпоручик с окраин Империи, тиснувший пол-стиха в заштатном журнале! Кто бы обратил внимание на его фольклорные изыски…

       Может быть, следы этой великолепной мелодии, которая восхищает слушателей уже минимум два века, наоборот, следует искать не у Вельтмана, а в тех балетах, которые Фернандо Сор написал в Москве? Может быть всё было наоборот – мелодия Сора добралась до Кишинева и там засела в голове Вельтмана, который под её влиянием написал «Зореньку». Нет, нет таких историй в ничьих мемуарах… Не добирались такие мелкие новости до глухой провинции на границе Империи. Особенно после декабрьского восстания! Особенно на фоне каждодневно ожидаемой войны с турками! Совсем другим забиты были головы русских военных в Бессарабии, нежели не московскими балетными премьерами… Впрочем, здесь полный простор для фантазии без всякой определенности. Партитуры произведений, поставленных Сором вместе с женой на московских сценах - утрачены! 

Но, к счастью, это не все музыкальные произвдения написанные Сором в этот момент! Фернандо, будучи в России, пишет, помимо балетов - свой знаменитый учебник для игры на гитаре, наполненный этюдами и упражнениями. Я прослушал всё, что смог достать. Среди этого множества мелодий – не было ничего похожего на «Melodia de Sor»! Странно? Ведь мелодия так и просится в этюд… Странно…

Впоследствии, уже уехав из России, Фернандо продолжает писать свои «опусы» и «экзерсисы» - и действительно порой в них обнаруживается что-то российское и фольклорное. Только, обнаруживается это иногда как-то … не вполне прилично… Вот как пишет об этом Матанья Офи, европейская исследовательница творчества Сора: «В первом томе Русской коллекции, я даю произведение Владимира Моркова (известный русский гитарист и композитор, живший в начале 19 века в Москве и достоверно знакомый с Фернандо Сором - АСъ), прелюдию, которая  очень похожа на Leçon Progressive Op. 31 No. 16, написанную Сором. Я отмечала уже, что поскольку это произведение было напечатано Мессонье не после возвращения Сора из России, а во время его пребывания там или сразу после отбытия, сложно сказать является ли оно оргинальным произведением Моркова, адаптированным Сором или произведением Сора, адаптированным Морковым. Другой этюд Моркова, который включен в его учебник игры на гитаре, имеет близкое сходство с Exercise Op. 35 No. 17, изданным Сором. Кроме тональности «до мажор», этюд Моркова почти идентичен упражнению Сора. В этом случае проблема авторства еще более «ядовита», поскольку произведение Сора напечатано Пачини в 1828, по меньшей мере пару лет спустя возвращения Сора из России и вряд ли Морков мог быстро получить ее из Европы … В некоторых случаях, когда Морков использовал материал других композиторов, таких как Каркасси, Гулиани или самого Сора он всегда тщательно указывал, кто был оригинальным автором…» Вот такое неприятное для Сора наблюдение. Может быть, и у «Melodia de Sor» такое происхождение? Но я бы не стал думать на темы плагиата.

Весьма возможно, что Сор действительно считал такие мелодии a la Rus, даже использованные в авторских пьесах, чем-то вроде местного фольклора… Например, он использовал русские народные мотивы в своем Op. 63, т.н. «Воспоминаниях о России» -  одном из последних своих известных произведений. В нем, кстати, хорошо слышно, как он преломляет исходный музыкальный материал – например, в гитарной аранжировке появляются обязательные коды-повторы, которых нет в исходной русской песне. А ведь дело в том, что мелодия «По улице столбовой» из второй части Op. 63, тоже была услышана Сором не на московской улице, а от другого русского виртуоза-гитариста Высотского, который написал по мотивам народной песни собственную пьесу и которую Сор скорее всего и слышал - на их совместных концертах в московскую бытность.

Однако, самое главное остается неясным. Почему, как ни вслушиваться в другие темы в этой пьесе, напичканной русскими мелодиями, или в музыкальные темы других пьес, в которых нет ничего русского – нигде нет никаких следов «Melodia de Sor»! Почему? Такая яркая. Простая. Запоминающаяся. И ни разу не всплывает в творчестве Сора с момента его возвращения из России. Мне кажется, что у меня есть объяснение этому. Очень простое. Фернандо Сор не слышал этой мелодии в России. Он услышал ее уже в Европе.

       Нам нужно опять вернуться к судьбе песни Вельтмана «Зоренька». Как я уже упоминал, «Муромские леса» были поставлены на сцене Большого Театра - в 1835 г.г. Музыку к драме написал уже упоминавшийся А.Варламов – обращаю внимание! – композитор, выросший в Молдавии! Если даже Вельтман не напел ему для ключевой арии свой вариант мелодии, который был молдавским или цыганским «прототипом» для слов «Зореньки», то его должен был вспомнить Варламов! Но не повторить! Увы, тогда не было принято прямо переносить исходные народные напевы в «культурную» музыку! Ноты преломлялись, аранжировались, обрабатывались – вот поэтому мелодия «Зореньки», скорее всего, сохранила только «генетическую» связь со своей потенциальной предшественницей, но не является её копией! С другой стороны «оригинал» обязан быть более лаконичным и более запоминающимся - как любая народная мелодия, в сравнении со своим обработанным и приукрашенным вариантом.

Слышала ли исходный «молдавский» вариант мадам Гюллень-Сор, о которой мы совсем забыли в своем повествовании – неясно. Но уж вариант, написанный Варламовым, она слышала точно!!! Ведь она-то не уехала с мужем в Европу в конце 20-х. Она осталась в России и именно она ставила вместе с Иогелем «Муромские леса» в Большом Театре в конце 1835-го! Она слышала «Зореньку» во всех вариантах! Алябьевском, варламовском, иогелевском… Она общалась и с автором драмы, и с авторами музыки!

В 1835-м Фелица еще раз участвует в постановке Большого на другой сюжет Вельтмана, а после этого, в 1836 году - Гюллень-Сор ненадолго выезжает из России в Европу… Судя по всему, в первый и последний раз за время своей карьеры в России.

      Неизвестно, встречалась ли Фелица с Сором в Париже или Лондоне в 1836-м. Нет данных. Формально они всё ещё были мужем и женой. Были там и еще чисто человеческие мотивы, которые делают их встречу весьма вероятной. В любом случае мелодия «Зореньки» и-или её «прототипа» пересекла границу Европы и России в голове Фелицы Гюллень-Сор. Смысл же приписки к нотной записи мелодии, обнаруженной в Европе - «Melodia de Sor» - становится двусмысленным. Надпись может означать как мелодию, записанную кем-то из Соров (Фелицей или Фернандо), так и просто услышанную от кого-то из них.

      Вот так малый круг поисков музыкального родства замкнулся: «Melodia de Sor» получила свою неопровержимую связь с «Что затуманилась, зоренька ясная»

  (продолжение следует)



svetlako: (устал)
Читая "Лягушек" Вл.Орлова, озадачился "сложным" технико-литературным вопросом. Главгер по фантасмагорическим причинам покидает своё место обитания и, перед тем как уехать далеко-далеко, запутывает следы. Одно из действий в ходе таких заячьих петляний: старый мобильник вместе с симкой закапывается в груду камней (желание разбить - душит в зародыше жаба), а вместо - покупается новый телефон и новая симка.

Прочитал. Перечитал. Задумался. Перечитал снова. Не понял и стал читать дальше.

А не понял я - как мне после этих действий воспринимать главгера. То ли это очень крутой мужик, который знает, что выкинуть симку из телефона - недостаточно для ухода от погони. То ли это полный лох, который вообще не понимает, что симка и телефон не составляют единого целого. Встречал я и тех, и других среди массы третьих, что просто поменяли бы сим-карту в любимом телефоне и стали счастливы. Интересно, что имел в виду Вл.Орлов...

В качестве иллюстрации к вопросу, которая, кажется, ничего не иллюстрирует - "Кони без предела" на фоне пейзажа за окном поезда №71 "Екатеринбург-Киров-С.Петербург". Может за окнами как раз описанный в книге странный уральский городишко Синежтур, наполненный ядрёными и ядерными орловскими дамами-бабами? А может просто Сысерть... А может ни то и не другое. "Если женщина задает вам загадку, это не означает, что у неё есть на неё ответ." Мужики думают по-другому.

 
 




svetlako: (Биатлон)
Магдалене Нойнер присуждена премия "Golden Henne". У нас принято переводить её как "Золотая курица". Я бы перевел как "Золотая Клуша"...


Вы, наверное, подумали, что Лена Нойнер после своего триумфального ухода из спорта чудила так, что иначе как "курица!" её не могли не назвать даже выдержанные немцы?

Отнюдь... Это у нас учредили бы премию "Золотая лошадь" и вручали бы её за самый идиотский оппозиционэризм. А уж что означала бы Золотая курица - страшно подумать!

У немецкой премии "Golden Henne" совсем другая история.

Была в ГДР звезда по имени Хельга Ханнеман, которую все звали то Большой Хельгой, а то и попросту Клушей. Толстая смешная тётка, певшая песни, игравшая скетчи, выступавшая "неизменной" ведущей и обожавшая свой родной город Берлин. Не знаю, что думали про неё будущие "осси" до падения берлинской стены, но после падения, которое почти совпало со смертью Хельги - они вдруг поняли, что им чего-то не хватает... В 1995-м в память о прошлом была учреждена "золотая Клуша". С тех пор каждый год "осси" выбирают то, что ИМ нравится... В числе лауреатов биатлонистки Нойнер и Вильхальм, канцлеры Меркель и Коль, Скорпионс и Пудис, Гойко Митич и Горби - и еще множество немецких и не-немецких людей, которые нравятся именно "осси", а не "весси" или до сих пор эфемерной в общих пристрастиях "всей Германии".

Золотая Клуша блюдёт память ГДР и Хельги Ханнеман.

А Хельга поет о своем Берлине. Он был таким. 


 
  
svetlako: (устал)
                    Геннадий Шпаликов,   "Я шагаю по Москве, как шагают по доске..."

  
  
               
               И его же «Можайск»…



В желтых липах спрятан вечер,
Сумерки спокойно сини,
Город тих и обесцвечен,
Город стынет.

Тротуары, тротуары
Шелестят сухой листвою,
Город старый, очень старый
Под Москвою.

Деревянный, краснокрыший,
С бесконечностью заборов,
Колокольным звоном слышен
Всех соборов.

Полутени потемнели,
Тени смазались краями,
Переулки загорели
Фонарями.

Здесь остриженный, безусый,
В тарантасе плакал глухо
Очень милый, очень грустный
Пьер Безухов.

svetlako: (Отец Сергий)
Тем, кто готовится радоваться Рождеству Христову завтра ночью - подарок под настрой души. Мир вашему дому!

А всем остальным, кому до первой звезды еще две недели - просто порадоваться голосу Ирины Стиць и песне.

svetlako: (Default)
Неравнодушен я к девушкам с гитарой... Нынче попал и запал на юную бельгийку со "странным" именем Села Сью. 

Поcлушать чудо-чудное, диво-дивное - теперь бельгийское )
svetlako: (старый)
Как-то во Вторую мировую, для нас Отечественную, лучшая советская женщина-снайпер Людмила Павличенко после ранения приехала по заданию Родины в США. Пребывание ее там было весьма долгим и сказала она американцам много приятного - и не очень. Самая знаменитая цитата "из Павличенко": "Джентльмены! Мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?!".

Я не нашел этого выступления - в Чикаго. Нашел другое - в Нью-Йорке.

Читать, смотреть и слушать дальше )
svetlako: (Default)
Встретив у Татьяны Королёвой камрада Вольфшанце, подумал...

А почему я не встречаю там у Татьяны никого из других хороших людей. Нет, я не рекламирую Татьянин ЖЖ - он старомодно свойский и ваще,  да и я там на птичьих правах, но за ее песни я имею право рассказать :) вот такая слабая реклама... Но если кому интересно станет - сюда : http://www.koroliova.ru/

svetlako: (Default)
 
Выбрался вчера на зимний вариант "Усадьбы-jazz". Концерт был благотворительный - в поддержку детей больных окологией.

Аншлага не было; акустика с помощью уродов на пульте была отвратительной - совершенно нетипичной для Крокус-сити-холла; в участники к чему-то затесались несколько музыкообразных а ля "полина гагарина"; попытки совместить в конферансе заботу о детях с дежурными неуклюжими шутками выглядели безумно пошло...

Несмотря на это, общее впечатление осталось очень доброе! И это после почти пяти часов, проведенных там. Спасибо настоящим музыкантам и организаторам!

Из самых ярких на мой неискушенный взгляд выступлений - Струлев, Жилин и Billy's Band.

Ну и конечно - выложенная каким-то хорошим человеком нарезка из солянки с этого концерта (ессно без самых одиозных выступлений).  




Поклонникам джаза рекомендую летний вариант этого мероприятия - на природе в усадьбе Архангельское (сам я на такие тусовки не ездец, но любителям сейшнов на природе - там обязательно покажется мило-мило).
svetlako: (Default)

Удивительно тасуются ноты. Послушаешь первый и последний вариант этой  песни - ни за что не поверишь, что речь идет об одной и той же мелодии. Однако это так. Гершвин услышал украинскую колыбельную "Ходить сон"  - и переработал ее музыкальную тему для одной из арий в "Порги и Бесс", а спустя много лет две чумички Ольга и Умка перепели "Sumertime" в лучших традициях нашего андеграунда. Заснуть под нее теперь точно не удастся, но "такова жизнь" и хорошо ещё, что время не превратило эту колыбельную в марш, а всего лишь в пьяный блюю-ю-юз...

Слушать... )
svetlako: (Default)

Kate Jackson & Long Blondes


Amy MacDonald


svetlako: (Default)

Впервые я НЕ попал на его концерт, когда он был еще Бобом. Потом я НЕ попадал к нему, когда он уже стал БГ. Потом, когда он мелькал в ящике - и потом, когда он перестал там помещаться...  Я даже перебросился с ним парой мэйлов - но на концерты всё не попадал... Время что-то там закусывает, жизнь пьет и бьет, он уже БорисБорисыч, молодежь просит у него автограф и обращается на Вы - а я всё еще "не попадаю".

Но вот 28-го - попал! Сподобило!

Что ж... Наверное, лучше было сделать это лет тридцать назад. А может и нет. Потому что Полный пц Тайный узбек уже здесь, а тогда - его, кажется, не было. И Брайана с его безумной флейтой не было, хотя были другие - кого уже не вернуть. И Боб был все-таки не так мудёр аки БорисБорисыч, хотя уже тогда писал чертовски умные песни. А может и нет.

В любом случае, это хорошо, что некто БорисБорисыч - здесь. Да и нафига ж нам общественные, как сортир, город золотой и козлодоев - ибо каждому найдется своя персональная песня. Например, я  до сих пор, когда доводится обнимать свою или чужую гитарочку - пою его "Электрического пса". .. в вечном поиске новых и ласковых рук.

И вот чтобы не быть голословным - запись с концерта Аквариума в Крокусе (ессно чужая - и спасибо писавшему, певшему, игравшим, слушавшим, записывавшему и выкладывавшему).




Ну и жду студийной записи "Подорожника" - тьфу-тьфу-тьфу, но он пахнет добрым хитом. Послушал, как он меняется с рождения от концерта к концерту - ух!

ПиЭс В который раз убедился, что акустика в Крокусе - прекрасна! На совеееершенно разных примерах.
svetlako: (Default)

Кажется, эта баллада Ирины Богушевской называется "О дереве". В общем-то, она для нее нетипична. Несмотря на это, ненавязчивую рекламу ее ближайшего концерта с новой программой и презентацией нового диска я сопровожу этой записью.

Итак, сначала пиар:

Шёлк                                                                      16.10.2010 (суббота)
(Презентация нового альбома)
г. Москва. Крокус Сити ХоллНачало: 18:00
м. Мякинино. МВЦ «Крокус Экспо», павильон №3
Телефон: (499) 550-00-55

и только потом песня.


svetlako: (Default)

Мария Бурмака, когда-то фронт-сингер Майдана, написала новую песню "Досить з мене цих революцій…". Мир меняется. Может быть - к лучшему. Точнее - всегда к лучшему.

Источник: http://blog.meta.ua/~maria_burmaka/posts/@572555/
svetlako: (ангел)

Одна из многочисленных сербских легенд гласит, что косовские алые цветы-божури потому имеют такой цвет, что растут на крови убитых сербов. Есть об этом и картины, и сказки - и песни. Эту исполняет университетский хор будущих сербских учительниц из косовской Приштины.




Смотрел этот клип и занозой сидела в мозгу ассоциация - убитые бандеровцами девчонки-учителки с восточной Украины. Храни вас Господь, девочки...
svetlako: (Отец Сергий)

Одна из моих любимейших сербских духовных песен "Маријо славна" (поют Елисавета Арсениевич и Сладана Борота)


svetlako: (королёвский)

Друзья!
Напоминаю тем кто не в курсе.


23 марта (вторник) в клубе "Шале" мы отмечаем День рождения Александра Карпова.
Начало концерта в 19-30.
Вход 250 р.
Адрес: м. Нагорная, Электролитный проезд, вл. 7Б
Участвуют ТА "32 Августа" и гости.

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6 78 9101112
13 14 15 16171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios